На культурном форуме Клаудиа Кардинале вспомнила вкус водки

2 Просмотров Комментарии выключены

В седьмой раз в Санкт-Петербурге проходил Международный культурный форум. Его, несомненно, украсила и вознесла на новый уровень программа параллельно проходящей Европейской театральной премии, ежегодно вручаемой в разных городах мира. Но финал наверняка заставил некоторых чиновников пожалеть о таком симбиозе, подпортившем праздник официоза.

Премия учреждена Европейской комиссией и считается самой престижной наградой в области театра. Торжественная церемония награждения проходила в 17‑й раз на сцене Александринки и завершилась спектаклем «Маскарад. Воспоминания будущего» в постановке худрука театра Валерия Фокина. Он отмечает 50‑летие творческой деятельности, и именно ему, как и испанской актрисе и театральному режиссеру Нурии Эспер, присуждена в этом году Европейская театральная премия. А вот вторая награда — «Театральная реальность», недосчиталась лауреата. Швейцарского режиссера и драматурга, возглавившего в этом сезоне бельгийский Национальный театр Гента Мило Рау, в Россию в очередной раз не впустили. Он попал в «черный список» после постановки в Центре Сахарова «Московских процессов», где среди персонажей современной истории фигурировали Pussy Riot и организаторы выставки «Запретное искусство». «МК» рассказывал о его спектакле «Ленин» в берлинском «Шаубюне», где Владимира Ильича в последний год его жизни сыграла актриса Урсина Ларди.  

В день вручения награды Мило безуспешно пытался связаться с организаторами премии в Петербурге, но все словно вымерли. Понимая, что приехать не сможет, он написал обращение, в котором сообщил, что получить российскую визу ему не удалось. И связывает это с «Московскими процессами». «В ходе получения визы всякий раз возникали проблемы: на сей раз, например, пригласительное письмо было объявлено неправильно составленным, потом выяснилось, что надо обращаться в другое посольство, и так далее. Только в пятницу я получил удивительное известие о том, что мне надлежит прийти в русское посольство в Антверпене через два часа: в тот момент я вообще не находился в Бельгии». Дальше Рау продолжает: «Но как бы это абсурдно ни звучало, тот факт, что я не с вами сейчас, не имеет большого значения. Это не более чем глупая формальность. И все мои переживания совсем уж теряют смысл в свете того факта, что режиссер Кирилл Серебренников, который получил тот же приз, что и я, год назад, в настоящее время находится под судом по совершенно нелепому обвинению. Как вы знаете, он не мог получить приз в 2017 году, потому что уже был под домашним арестом, и он под ним до сих пор, и никто не знает, как долго это будет продолжаться. Таким образом, мы сейчас оказались в следующей ситуации: Европейская театральная премия приехала в Россию, а мы официально не сказали ни слова о Кирилле Серебренникове, которому угрожает 10‑летнее заключение в самой России. Как мы можем устраивать праздник силы и свободы театра, как можем радоваться европейскому культурному обмену и в то же время хранить молчание о том факте, что один из прошлогодних лауреатов является жертвой показательного процесса?»

Напомним, что в декабре прошлого года Кириллу Серебренникову заочно вручили в Риме театральную премию «Новая театральная реальность». Тогда он проходил как свидетель по делу о хищениях в «Седьмой студии» и уже был невыездным, у него изъяли загранпаспорт. Интересно, что смелые речи наших европейских гостей, звучавшие со сцены, не переводились в наушники. Некоторые зрители ничего не поняли.

Но Кирилла Серебренникова вспоминали и во время спектакля Старого театра Кракова «Враг народа» по пьесе Ибсена, который поставил еще один лауреат «Новой реальности» — Ян Клята. Исполнитель роли Томаса Стокмана, Юлиуш Хшонстовский, произнес безразмерный монолог на злобу дня — о 100‑летии независимости Польши, о том, кому было бы хорошо, если бы европейские театры не приехали в Петербург, решили проигнорировать российского зрителя. А потом он обратился к нам: «В зале есть Кирилл Серебренников? Он остался дома? Всегда сильнее человек, который остался один». Кстати, именно Ян Клята первым со сцены Александринки сказал об отсутствующих Мило Рау и Кирилле Серебренникове: «Один не смог принять премию в этом году из-за трудностей в получении российской визы, второй — в 2017‑м, из-за того что находится под домашним арестом. Можно много об этом говорить, но я чувствую, что мой язык тоже под домашним арестом. Так что я помолчу».

В тот же вечер, который, кажется, растянулся до бесконечности и получился таким странным и непредсказуемым, знаменитый японский кинорежиссер Киёси Куросава представлял свой хоррор «Предчувствие», впервые показанный в России. В нем отразились все страхи японцев по поводу современного мира. И хотя на экране появляются инопланетяне, способные погубить наш мир, изучающие природу и эмоции человека, лишающие его «понятий», например понятия семьи, дело совсем не в них, а в нас самих. Все проблемы внутри — слабость, бессилие, неспособность противостоять агрессии извне. Куросава рассказал «МК» о том, что заканчивает работу над картиной «На край света» в Узбекистане, куда приехал по приглашению этой страны. Героями стали японцы во главе с ведущей реалити-шоу, которые попадают в Узбекистан и сталкиваются с совершенно непонятными им явлениями. Одну из ролей исполнит молодой японский актер, сыгравший в «Предчувствии» зомбированного проводника инопланетянина.

А чуть раньше в Главном штабе (Эрмитаж) отметили 90‑летие спасения советским ледоколом «Красин» итальянской экспедиции Умберто Нобиле. Часть экипажа погибла, а те, кто выжил, около месяца оставались во льдах в лагере, вошедшем в историю как «Красная палатка». Их и спас «Красин». Спустя сорок лет на основе этих событий появился фильм Михаила Калатозова «Красная палатка», впервые снятый совместно с зарубежными кинематографистами. Съемки продолжались 60 дней в самых разных местах — от Рима до Земли Франца-Иосифа.

Российские актеры Юрий Назаров, не преминувший подчеркнуть, что коммунизм был не так плох и связан не только с репрессиями, но и со спасением людей, и Леонид Каневский, вспомнивший, как осваивал на съемках профессию радиста, встретились с итальянской звездой Клаудией Кардинале. Когда она появилась в зале, никто на нее не обратил внимания. Ее просто не узнали. А потом  темпераментно вспоминала о том сумасшедшем приключении, которым назвала съемки «Красной палатки». «Для меня, уроженки Туниса, выросшей посреди пустыни, было нелегко в суровых условиях. Пришлось надевать теплую одежду. Я вспоминаю водку. Не могу забыть этот вкус. Мы ее пили, чтобы перенести холод. Я вспоминаю неизвестную мне Россию с ее невероятными пейзажами. Спасение жизни других людей может стоить жизни тем, кто их спасал».

На экране шли кадры из фильма «Красная палатка» под великолепную музыку Эннио Морриконе и Александра Зацепина в исполнении симфонического оркестра Ленинградской области. Дирижировал не менее темпераментный, чем Кардинале, итальянский дирижер Винче Темпера. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский говорил о том, что сегодня сам факт того, что можно достигнуть Северного полюса, воспринимается как идеальный подвиг, которому уже нет места в нашей жизни: «Сейчас, когда значительная часть людей готова перегрызть друг другу горло, мы вспоминаем о том, что люди должны помогать друг другу. Арктика потихоньку возвращается в нашу жизнь как объект культуры». Приехали на вечер директор музея Умберто Нобиле в провинции Лауро Антонио Вентре, внуки участников экспедиции Сергио Алессандрини и Джузеппе Бьяджи, вице-президент географического общества Италии. Итальянцы, как и представители европейского театра, стали главным украшением завершившегося официозного форума.

Источник

Об авторе

Похожие статьи